Свалкам бой

Понедельник, 11 сентября 2017

Атомэнергомаш планирует активно участвовать в проектах по строительству мусороперерабатывающих заводов в Подмосковье и других регионах России. Что это даст компании, какие предприятия будут задействованы и как повлияет на увеличение доли новых продуктов в портфеле заказов Росатома, мы беседуем с директором по тепловой энергетике Машиностроительного дивизиона Сергеем Шатохиным.

- Сергей Александрович, тема утилизации бытовых отходов достаточно давно обсуждалась на различных уровнях, но сейчас процесс резко активизировался. С чем это связано?

- На бытовом уровне мы с вами можем этого не замечать, но вообще тема утилизации мусора сейчас одна из самых острых. Особенно это относится к крупным агломерациям, таким как Москва и Московская область. Вдумайтесь, накопленный объем неутилизированных отходов в России превышает 80 млрд. тонн. Количество ежегодно образующихся твердых коммунальных отходов (ТКО) составляет около 67 млн.тонн. Показатель образования ТКО на душу населения составляет примерно 350 кг/год.

При этом рынок переработки коммунальных отходов в России практически не развит: более 40% отходов являются ценным вторичным сырьем, но в переработку поступает порядка 6-7%. На мусоросжигательных заводах утилизируется не более 2%. Весь остальной объем мусора поступает на полигоны – 92%. А например, вокруг Москвы и других российских мегаполисов полигоны заполнены на 80-90%. В результате увеличивается количество неавторизованных или, по сути, нелегальных свалок.

Поэтому развитие мусоропереработки действительно достаточно давно обсуждалось и на федеральном, и на региональных уровнях. Один из ключевых вопросов состоял в привлечении финансирования и создании системы возврата инвестиций. Рассматривались несколько вариантов, один из которых заключался в отнесении заводов по переработке ТКО к возобновляемым источникам энергии и распространении на него соответствующего механизма договоров на предоставление мощности – ДПМ. В результате соответствующим постановлением Правительства этот вариант был утвержден

- Почему именно он?

Дело в том что, при сжигании мусора выделяется большое количество энергии, которая может поступать в энергосистему. В частности, электрическая мощность одного завода может составлять до 50МВт и выше. Вопрос долго обсуждался с крупными потребителями электроэнергии, потому это дополнительная нагрузка, но в итоге был всеми согласован.

- Какие на сегодняшний день конкретно приняты решения?

- В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 28 февраля 2017 г. № 240 в Московской области и Республике Татарстан предусмотрено строительство пяти МСЗ с вводом их в эксплуатацию в 2020-2022 годах. При этом на объекты термической переработки твердых коммунальных отходов распространяется действие применяемого в России механизма ДПМ ВИЭ с гарантированной доходностью на 15 лет.

- А что в этом объеме готов изготавливать Атомэнергомаш?

- На сегодняшний день оператор проекта ООО «РТ-Инвест» (дочерняя компания госкорпорации «Ростех») рассматривает ЗиО-Подольск, как потенциального разработчика и изготовителя котельных установок для сжигания мусора. У завода уже есть соответствующие референции - в девяностых и нулевых годах предприятие спроектировало и изготовило котельные установки для заводов в Германии и России.

Но мы бы хотели не ограничиваться котельным оборудованием и поставлять весь силовой остров, включая турбину и конденсатор. Поэтому сейчас ведем соответствующие переговоры с оператором проекта и возможными технологическими партнерами.

- Насколько я знаю, Атомэнергомаш уже давно участвует в различных переговорах по теме мусоропереработки, еще до принятия окончательных решений на правительственном уровне. Как вообще возникла идея пойти в этот бизнес?

- Действительно мы уже давно находимся в рабочем взаимодействии со всеми сторонами - задолго до утверждения всех параметров проекта. Это обычная для нас практика. В таких сложных системных проектах мы стремимся начать взаимодействие задолго до подписания договора. Здесь невозможно прийти со своими решениями, когда документация уже сформирована, а конкурс объявлен. Лицензиаром к тому моменту будут сформированы такие требования, в которые ты либо уже не впишешься, либо это будет слишком дорого. Поэтому важна предварительная работа всех сторон.

Самое решение пойти в эту сферу является частью нашей стратегии по развитию новых бизнесов в общем направлении Росатома на увеличение доли неатомных продуктов. Сегодня в тепловой энергетике конкурсов на поставку оборудования российским энергокомпаниям практически нет. Это связано как с завершением программы ДПМ, так и общим профицитом энергомощностей. В настоящее время в среднесрочные инвестиционные программы включаются в основном проекты модернизации энергоблоков, причём, большая их доля приходится на период 2020 - 2030 годы. Поэтому с одной стороны мы стремимся развивать экспортное направление, а с другой – максимально использовать наши компетенции внутри страны в других проектах, косвенно связанных с тепловой энергетикой.

- Как будут учитываться при строительстве МСЗ и производстве оборудования вопросы экологии и нивелирования возможности вредных выбросов?

- Заводы, о которых мы говорим, будут строиться по технологии японско-швейцарской компании Hitachi Zosen INOVA. Это самая референтная на текущий момент технология в Европе, где, как мы знаем, требования к экологическим параметрам очень строгие. К примеру, в одной небольшой Швейцарии действует порядка 30 мусоросжигательных заводов, все они оборудованы по последнему слову техники. Аналогичный подход будет и у нас.

Представители лицензиара и ГК «Ростех» неоднократно посещали ЗиО-подольск и подтвердили его готовность к производству необходимого оборудования.

- Почему была выбрана именно эта технология? Рассматривались ли какие-то другие варианты?

- Вопрос, прежде всего, к оператору проекта, но мы как технологические партнеры также принимали участие в выработке решения. Рассматривалась еще одна технология – японская от Mitsubishi Heavy Industries Environmental Chemical Engineering, но по соотношению цена-качество выбор сделан в пользу швейцарского консорциума. Также одним из важных критериев был тот факт, что японская технология требует очень строгой сортировки коммунальных отходов, а в нашей стране такая практика только вырабатывается.

- Если отойти от темы МСЗ и взять непосредственно тепловую энергетику, какие проекты сейчас реализует АЭМ?

В 2016 году мы получили максимальную за четыре года выручку в тепловой энергетике – 3,2 млрд рублей. Это произошло благодаря своевременной реализации контрактов для ряда станций в России и за рубежом. Один из крупных контрактов, который начал реализовываться в 2016 году – поставка котельного острова для ТЭС Архангельского ЦБК. Благодаря новой котельной установке будет обеспечена стабильная работа комбината и гарантированное снабжение моногорода Новодвинска теплом и электроэнергией.

В объем наших обязательств входит разработка проектно-конструкторской документации на котел и его вспомогательные системы, выбор и поставка котельно-вспомогательного оборудования, поставка современной цифровой автоматизированной системы управления котлом, которая обеспечит безопасное управление во всех режимах работы ТЭС. Сейчас этот проект находится в стадии активной реализации.

В настоящее время мы ведем переговоры с турецкими партнерами по участию в строительстве ряда ТЭС в этой стране, в том числе, с привлечением российского экспортного финансирования. Участвуем в конкурсах на поставку оборудования котельного острова для нескольких ТЭЦ в других странах.

В целом доля новых бизнесов в выручке в прошлом году составила 43,7% и тепловая энергетика в этом объеме занимает существенное место.

Основным предприятием АЭМ, производящим оборудование для тепловой энергетики, считается ЗиО-Подольск. Планируется ли в дальнейшем выпуск продукции для этого сектора на других заводах?

– ЗиО-Подольск, так исторически сложилось, приносит большую часть выручки от производства оборудования для тепловой энергетики. Это, как я уже говорил, крупное и достаточно сложное оборудование, в первую очередь, энергетические котлы, котлы-утилизаторы. Но есть и другие предприятия, например, Ganz EEM, где производят насосы, завод ARAKO, который делает арматуру, СвердНИИхиммаш с оборудованием для водоподготовки. С учетом всех возможностей предприятий мы должны развивать внутридивизиональую кооперацию, а также кооперацию за пределами группы. В конечном итоге мы должны быть всегда готовы предложить заказчику, как комплексное решение, так и отдельные виды оборудования.