Евгений Сергеев - "Для ЦКБМ начался новый этап в истории компании"

Понедельник, 01 мая 2017

В прошлом году ЦКБМ завершило масштабный проект релокации – часть производственных мощностей из центра Петербурга перенесена на другие площадки. Результат впечатляет: производительность труда на предприятии увеличилась на 126%, а показатель EBITDA вырос в 11,5 раза. Развенчать миф о том, что переезд равен двум пожарам, мы попросили генерального директора Евгения Сергеева.

– Евгений Дмитриевич, какова была основная цель релокации и с какими трудностями вы столкнулись?

– Этим проектом мы начали заниматься в 2014 году. Изначально предполагалось освободить одну из трех наших производственных площадок, охтинскую, и в результате – существенно сократить расходы на содержание зданий. Эту задачу мы выполнили. Сборку и сварку перевели на Кировский завод, заготовительный и термический участки – в Сосновый Бор. Издержки на содержание зданий сократились на 25%, расход электро­энергии – на 15%. Что касается трудностей – в Охте у нас было 800 сотрудников, 200 из которых – конструкторы. Конечно, все привыкли к этому месту, и мы боялись, что можем потерять людей. Пока искали новый офис, разговаривали с коллегами, объясняли целесообразность такого решения. 

Просмотрели около 40 вариантов площадок, трижды объявляли конкурс на офисные помещения. В результате нашли отличное место на Обводном канале: в пяти минутах езды от Кировского завода, при этом пробок здесь никогда не бывает. Словом, основных высококлассных сотрудников нам удалось сохранить, и это, на мой взгляд, главное достижение проекта. В плане ключевых компетенций ЦКБМ ничего не потеряло. Другое дело – производственные рабочие. Если на Кировскую площадку люди переехали без проблем, то в Сосновый Бор многие ехать отказались. Все кадровые потери для термического и заготовительного участков мы восполнили за счет местных жителей. И опять же, ничего не потеряли с точки зрения качества. 

– Вы отметили, что среди сотрудников велась информационная кампания. В чем она заключалась? Как убеждали людей?

– Во-первых, мы уезжали из старых зданий в новые. При этом офисные сотрудники могли вносить свои предложения по дизайну – для этого мы создали специальную рабочую группу. Во-вторых, нынешняя площадка на Обводном канале интереснее с точки зрения транспортной доступности. До метро теперь не нужно ехать на трамвае, как раньше, можно дойти пешком за ­10–15 минут. В-третьих, помогла заинтересованность ру­ководства АЭМ. Андрей Владимирович Никипелов приезжал, разговаривал с людьми. И когда мы переехали на Обводный канал, он приехал вновь – узнать, как мы обустроились, всем ли довольны. 

– Проект релокации предполагал в том числе оптимизацию персонала – болезненный для любого предприятия вопрос. Сколько людей в итоге пришлось сократить и как снимали неизбежную в таких ­случаях напряженность? 

– До начала проекта у нас было 1254 человека, по окончании это число сократилось до 993. С большинством удалось договориться. Ушли на пенсию те, кому по возрасту давно положено на заслуженный отдых. Когда я пришел в компанию, средний возраст сотрудников был около 63 лет, сегодня – 44,4 года. С остальными расстались по соглашению сторон. 

– Можно ли уже сегодня сказать, что проект релокации себя оправдал? 

– Приведу несколько цифр. Никакого кредита на переезд мы не брали – сперва продали свои площадки, а потом уже переехали. Так вот после всех трат на релокацию, на строительство новых площадей у нас осталось 300 млн рублей свободных денег. По итогам прошлого года выручка ЦКБМ составила 5 млрд рублей – на 1,1 млрд больше, чем в 2015 году. Думаю, что в ближайшие годы этот показатель нам удастся как минимум сохранить. 

– В этом году ЦКБМ отмечает 50 лет со дня появления испытательных стендов в Сосновом Бору. Что это событие значило для предприятия?

– Для ЦКБМ, безусловно, начался новый этап в истории компании. Именно в 1967 году за нашим предприятием закрепили производство насосов – сегодня это наша основная продукция. Ведь до этого мы выполняли конструкторскую работу, а насосы выпускал Кировский завод. И чтобы проводить испытания, нам нужен был полномасштабный стенд, воспроизводящий основные процессы на АЭС. Сосновый Бор для такого стенда оказался идеальной площадкой – благодаря Финскому заливу там достаточно воды, а благодаря АЭС – энергоресурсов. Даже сегодня немногие производители насосов имеют такие стенды, так что это наше безусловное конкурентное преимущество.

В июне мы будем праздновать это событие и, конечно, отметим всех сотрудников, кто имел к нему отношение.

– ЦКБМ – единственное предприя­тие в России, способное создавать насосы для всех водо-водяных ­реакторов. Расскажите об основных проектах, над которыми сейчас работает предприятие. 

– Мы постоянно стремимся расширять продуктовую линейку. К примеру, есть неплохие наработки для нефтегазового комплекса – трансмагистральные насосы для перекачки нефти. Кроме того, мы выпустили главный циркуляционный насосный агрегат нового поколения – ГЦНА-1753. Его конфигурация позволит заказчикам существенно экономить на эксплуатации агрегата. По завершении всех испытаний этот насос отправится на Курскую АЭС. Если говорить о зарубежных проектах – уже подписан контракт на поставку восьми насосов для машинного зала АЭС «Куданкулам» в Индии. В ближайшее время начнем пере­говоры по АЭС «Руппур» в Бангладеш. 

– По итогам прошлого года ЦКБМ заняло третье место среди предприя­тий – кандидатов в «Лидеры ПСР», и это во время переезда. Как вам это удалось?

– В ПСР главное – убедиться самому и убедить других, что это действительно важно и нужно, а не просто обязаловка. А дальше все пойдет само. Наши люди это поняли, и результаты не заставили себя ждать. Если до внедрения производственной системы сборка ГЦНА занимала 224 дня, то сейчас это время сократилось вдвое – до 113 дней. Переезд на новые площадки с более современным оборудованием как раз этому способствовал, как и то, что мы замкнули почти всю механическую обработку на себя, отказавшись от кооперации, исключили риски брака со стороны партнеров. 

– Какие еще достижения ЦКБМ за последнее время вы бы отметили?

– Мы добились рекордной производительности – 10 насосов в год (к примеру, в 2012 году мы сделали лишь два насоса). Теперь главное – сохранить этот темп. Если говорить о перспективах, наш портфель заказов сформирован на пять лет вперед. Это Курская и Белорусская АЭС, «­Аккую» в Турции, «Руппур» в Бангладеш, «Ханхикиви» в Финляндии и другие. Мы вышли на подписание контракта с компанией «НОВАТЭК» о поставке насосов по перекачке сжиженного газа. В планах – участвовать в проекте Росатома «Чистая вода».

– Какой вы видите компанию через 5–10 лет? 

– К этому времени как минимум треть нашей продукции должна быть совершенно новой, о которой сегодня мы, быть может, еще даже не думаем. Нам нужно выходить на новые рынки, открывать новые для себя отрасли – например, робототехнику. Это жизненно важная задача для ЦКБМ.