Андрей Синяков - Интервью с директором по закупкам АО «Атомэнергомаш»

Среда, 23 августа 2017

Закупки – одна из ключевых и одновременно самых сложных функций в любой госкомпании. В нашем случае требования федеральных законов дополняются отраслевым стандартом и другими локальными нормативными актами, что делает работу в этой сфере еще труднее. Как сделать так, чтобы при всей своей сложности система закупок способствовала дальнейшему развитию дивизиона, рассказывает директор по закупкам АО «Атомэнергомаш».


– Андрей Евгеньевич, какое впечатление на вас произвела функция закупок АЭМ, когда вы ее возглавили? 


– Меня приятно удивил высокий уровень закупщиков и закупочных подразделений на предприя­тиях. Мы все живем и работаем в единой системе, многие процессы у нас унифицированы. В то же время у каждого предприятия есть своя специфика, продиктованная самой продукцией, которую оно выпускает. Конечно, это создает определенные сложности. Так что основной оперативной задачей для меня остается сформировать единый механизм закупок в дивизионе, обеспечивающий не только быстрое внедрение всех инициатив сверху вниз, но и обратную связь от предприятий. 

Дополнительная сложность заключается в том, что в последние годы функция закупок частично контролировалась со стороны управляющей компании, так что люди на предприятиях несколько отвыкли от пристального внимания, от необходимости совместного развития. Впрочем, никаких конфликтов на этой почве у нас нет. Сейчас мы уже наладили отдельные дашборды, статус-отчеты по ключевым показателям эффективности – как отраслевым, так и нашим внутренним. Ежемесячно мониторим их, ввели регулярные функциональные совещания. То есть регулярно проводим ­видео-конференц-связь с закупочными подразделениями всех производственных площадок. Обсуждаем острые системные вопросы. Это и есть нормальное рабочее взаимо­действие по тем ключевым точкам, которые определили для себя на данном этапе.

– Как устроено ваше подразделение изнутри? 

– У нас небольшой коллектив, все в прямом подчинении. Если раньше сотрудники преимущественно были сосредоточены на обеспечении закупок управляющей компании, то сейчас акцент делается на развитие системы закупок во всем дивизионе. Моя задача – превратить всех сотрудников в своего рода универсалов, которые могли бы проводить закупки любого уровня и одновременно курировать закупочную деятельность предприятий. Часть сотрудников мы закрепили за отдельными проектами по развитию.

– Какие цели сейчас стоят перед системой закупок дивизиона?

– В атомной отрасли существует понятие «уполномоченный орган» – ответственный за проведение открытых конкурентных закупок. Исторически в машиностроительном дивизионе таким органом была управляющая компания, причем с уклоном на контроль закупок. Так, с 2014 по 2016 год АЭМ провел 167 закупочных процедур для нужд своих предприятий. Это полуфабрикаты и комплектующие, станки и разно­образное сырье. Однако в этом году мы не провели ни одной закупки для предприятий. Это осознанное решение, поскольку перед нами поставлена цель переформатировать и перезапустить систему. Еще недавно, если вы заходили на сайт АЭМ в раздел «Закупки», выскакивала системная ошибка. Сейчас там есть и годовая программа закупок, и синхронизация с профильными разделами сайта Росатома. Мы уже ­многое сделали. Разработали и запустили портал с нормативными документами дивизиона, сейчас наполняем его. Отменили больше десятка устаревших приказов, усложнявших и запутывавших закупочную деятельность дивизиона. Полностью пересмотрели регламент закупочной деятельности. Словом, заложили основы единой функции. В ближайшее время создадим единый коллектив в дивизионе, способный обеспечить производство сырьем и материалами точно в срок или разместить заказ с опережением, не создавая «мертвые активы» в виде материальных запасов.

Параллельно выстраиваем автоматизированную систему по оперативному контролю за поставками. Уже сейчас мы владеем информацией по всем нашим ключевым продуктам, включая состав необходимого оборудования. Разделить все это на отдельные элементы, которые мы закупаем, тоже возможно, но пока эта информация не структурирована. Нам предстоит стать единым центром компетенции, консолидирующим такие данные у себя.

Например, будет строиться АЭС в Иране, и мы по основным ключевым точкам, не ­дожидаясь подписания доходных договоров, определяем, как будут проводиться закупки, в какие сроки, какие будут требования к поставщикам, какой существует рынок, какие у нас ограничения по стране ­сооружения – от заказчика. И делаем это заранее. Вот это ключевая цель – проводить закупки для своевременного исполнения доходных договоров.

– В АЭМ, как и во многих других компаниях отрасли, значительная часть работы по проведению закупок возложена на инициаторов договоров. При этом бывает так, что сотрудники закупочных подразделений высту­пают просто контролерами: если документы не соответствуют ЕОСЗ, они вместо консультации заворачивают их обратно. Будет ли как-то меняться эта ситуация?

– В практике управления закупками есть два способа организовать работу подразделений. В первом случае мы повышаем квалификацию сотрудников, отвечающих за договоры, и они становятся такими же профессионалами, как и специалисты-закупщики. Во втором случае мы становимся квалифицированными службами, которые по запросу осуществляют все действия, связанные с проведением закупок. 

На предприятиях преобладает второй вариант. В управляющей компании, где в основном закупают административно-хозяйственные товары (а это много транзакций с относительно небольшой ценой), также со временем целесообразно пойти по второму пути. Это позволяет сохранить как численность, так и компетенции подразделений, не потеряв качество выполнения ­поставленных задач. 

– То есть обеспечить ­проведение закупок для инициаторов?

– Если говорить о закупках в прямом смысле этого слова, то все процедуры в отрасли стандартизированы. Но есть много вопросов, которые прямо связаны не со стандартом, а с использованием автоматизированных систем, формированием технического задания, знанием ­законодательства. И здесь мы должны нивелировать все риски для компании, включая репутационные. 

– Вы для себя уже наверняка наметили какие-то дедлайны?..

– В плане материально-технического обеспечения сроки нас уже настигают. Не дожидаясь автоматизации, мы занимаемся долгосрочным планированием по ключевым узлам, параллельно будем «докручивать» все в автоматизированных системах. До конца года предстоит завершить формирование команды, функционально выстроить все связи в формате «живой» постановки задач предприятиям и получения от них обратной связи. Через два года мы должны выйти на систему «одной кнопки», нажав которую можно будет увидеть, в какой точке процесса находится та или иная заготовка. Второй важнейший момент – работа с внешними поставщиками, формирование единого заказа от всего дивизиона. Их не так много, собственно говоря. Просто пока наши «дочки» обращаются к ним по отдельности – это одно, а когда мы начнем формировать централизованные заказы, то будем получать особые условия.

– Какие проекты в этой сфере вы бы отметили в Росатоме в целом? 

– Помимо наших базовых показателей, таких как доля неконкурентных закупок, своевременность, наличие жалоб, с прошлого года акцент ­делается на повышение качества выбора поставщика, организацию ­аудитов изготовителей и снижение запасов. Мы активно участвуем в ­реализации. Так, к концу года стоит задача на 22% сократить материальные запасы по пяти нашим основным производственным предприятиям. Это достаточно амбициозный показатель. Что же касается аудитов, мы также должны организовать, запустить и координировать этот процесс в формате оперативного штаба.

 

Есть ли у вас девиз?

Три последние книги, которые вы прочитали?

Со спортом дружите?
Велосипед или автомобиль?

Каков ваш стандартный выходной?

Когда вы в последний раз от души смеялись и по какому поводу?
Никогда не останавливаться.

Две исторические книги Льва Гумилева и одну художественную – Габриэля Гарсиа Маркеса.

В юности занимался баскетболом. Сейчас катаюсь на горных лыжах.
Автомобиль, только если он на «механике».

Жена, дети, дача, небольшие поездки.

Дочь построила на пляже из песка некую конструкцию. Я спрашиваю: «Это что?» ­Отвечает: «Муравечник». Уточняю: «Может, муравейник?» – «Нет, муравечник. Это где ­муравьи будут жить вечно!»  

 

Досье

Андрей Синяков, директор по закупкам АО «Атомэнергомаш». 
Родился в Подольске в 1981 году. Окончил энергомашиностроительный факультет Московского энергетического института по специальности «инженер котло- и реакторостроения». Второе высшее образование получил в Московском институте экономики предпринимательства по специальности «финансы и кредит».

Шесть лет занимался комплектацией объектов атомной отрасли за рубежом – АЭС «Бушер» (Иран), АЭС «Куданкулам» (Индия). В 2008 году был приглашен на «ЗиО-Подольск» в качестве заместителя директора по закупкам, в 2011 году стал директором по закупкам завода. В 2013 году перешел в Госкорпорацию «Росатом» директором проекта по внедрению системы материально-технического обеспечения и развитию системы закупок.

В АЭМ – с декабря 2016 года. Кадровый резерв «Достояние Росатома» (программа 2012–2014 годов). 
Женат, воспитывает двоих детей.