Интервью Андрея Никипелова, Вестник Атомпрома, январь 2014г.

Пятница, 31 января 2014

Вместе с «ЗИОМАР» и с ЗиО-Подольск мы победили в конкурсе на реконструкцию угольного котла Старобешевской станции. Это заказ Донбассэнерго. Надо сказать, что украинский рынок был полностью закрыт для нас и из 88 котлов, которые работают сегодня в Украине, только один тепловой котел был сделан специалистами ЗиО-Подольcк, а остальные нашим прямым конкурентом «Красным котельщиком». Поэтому, это первая и особенная для нас победа, в открытой конкурентной борьбе мы сумели доказать, что наше техническое предложение, цена и качество производимой продукции действительно лучше. Победа была сложной, и сейчас наша задача сделать все качественно и вовремя.

Вы сказали, что победа в Украине была сложной, почему?

Украина – это крупнейший производитель угля, поэтому у них 90% – это угольные котлы. В Советском Союзе было традиционное разделение: угольные котлы производили три завода «Красный котельщик», ЗиО-Подольcк и третий завод Сибэнергомаш на Урале. Фактически «Красный котельщик» полностью обслуживал юг СССР и всю Украину. Запчасти, люди, взаимодействие со станциями, все ремонты – все эти связи остались и до сих пор.

Угольные котлы работают до 40 лет. Это значит, после победы в конкурсе Атомэнергомаш автоматически получает контракты по обслуживанию и ремонту на эти годы? А будут ли еще конкурсы на украинском рынке?

В Украине идет масштабная программа по глубокой реконструкции угольных станций. Под эту реконструкцию на станциях подпадают два основных узла – это котельный остров и турбинный остров. Уровень компетенций у всех заказчиков очень высок, и заказчик не воспринимает ситуацию, когда одна компания становится поставщиком обоих островов, все хотят контрактовать отдельно реконструкцию котла и отдельно турбины. Поэтому в ноябре 2012 мы подписали соглашение в сотрудничестве с Турбоатомом, чтобы иметь возможность вместе выходить на конкурсы обоих островов.

Если на Украине идет программа по масштабной реконструкции, то это большой рынок. Вы оценивали объем возможных заказов?

По плану пять-шесть котлов в год. К сожалению, в Украине есть проблемы с финансированием, поэтому не всегда эти планы воплощаются в жизнь. Например, в марте 2013 года из-за пожара на Углегорской ТЭС была изменена вся программа реконструкции, из-за этого 2013 год полностью вылетел из конкурса. И вот когда начались все-таки конкурсы на реконструкцию, мы в первом же из них победили!

Несколько лет назад у вас уже был опыт поставки оборудования в Украину…

Да, увы, у нас был не хороший опыт по поставке частей оборудования на Луганскую ТЭС, мы сорвали срок поставки почти на год, и все в Украине об этом знали. Поэтому еще раз скажу, что исполнение контракта в срок особенно важно для снятия негативного мнения.

А в конкурсах на реконструкцию турбинного острова вы тоже будете участвовать?

Нет, там нет наших компетенций. Здесь у нас другая ситуация, мы готовы сделать котел под любую турбину. Даже, если заказчик не просто реконструирует турбину, а принимает решение о полной ее замене и даже смене производителя, скажем, с Турбоатома на Альстом, мы можем поставить котел под любую новую турбину и обеспечить его эффективную работу с повышением использования мощности.

А «Красный котельщик» может сделать котел под любую турбину?

Может. Поэтому, как я уже говорил, конкурентная борьба на украинском рынке очень жесткая и каждая победа на вес золота.

Какими еще важными победами могут похвастать предприятия Атомэнергомаша?

ОКБМ Африкантова у нас связана целая серия достаточно знаменательных событий. Во-первых, состоялась закладка нового атомного ледокола, впервые ОКБМ будет поставлять реакторную установку в сборе, произведенную на наших предприятиях, это означает, что корпус реактора будет изготовлен также на наших предприятиях. Корпус будет делать ЗиО-Подольск, а всю заготовку для корпуса будет делать Энергомашспецсталь. Второе, не менее важное событие – погрузка на Балтийском заводе реакторной установки на плавучую атомную станцию. Начинается завершающая стадия создания плавучей станции, реакторная установка для которой также была произведена на ОКБМ. И самое ожидаемое событие для всей отрасли и особенно для ОКБМ и для нас – это пусковые операции на Белоярской станции. Конструктором и разработчиком реакторной установки выступал ОКБМ, а все основное оборудование для реакторной установки было изготовлено на ЗиО-Подольcк.

География поставок Атомэнергомаша очень широкая (газовая, нефтехимическая промышленность, тепловая энергетика и т.д.), можно ли процентно для наглядности разделить, сколько заказов холдинга распределено внутри отрасли, сколько на внешних рынках?

Примерно 65% – это атомная энергетика и 35% – не атомная. Но мы ставим себе задачу выйти минимум на 50% не отраслевых заказов. И, говоря об ОКБМ, мы как раз хотим использовать их компетенции для выхода на рынок судостроения. Для того чтобы создавать реакторные установки и ряд другого оборудования не только для ледоколов, но и для подводных лодок, для военных и гражданских судов.

У ОКБМ есть такие разработки? Они к этому готовы?

С точки зрения подводного флота, конечно, компетенции у ОКБМ есть. Не могу не отметить такого крупного события, о котором, к сожалению, нельзя слишком громко говорить, в прошлом году был подписан большой контракт на производство и поставку реакторных установок в рамках ГОЗ, это исполнение нашей части программы модернизации военно-морского флота. Программа действительно большая. С одной стороны, для ОКБМ это традиционный рынок, с другой стороны – это возможность расширить компетенции, а для остальных наших машиностроительных предприятий войти в этот рынок.

Есть уже победы на судостроительном рынке?

В этой части нам сильно похвастаться пока нечем, мы в самом начале пути, но в 2014-м году будем особенно активно этим заниматься. Для нас это совершенно новая задача и новой рынок, на котором мы пока не представлены совсем. Можно сказать, что мы пойдем и на чужую территорию, и с новой продукцией.

В этом году Атомэнергомаш победил в конкурсе для поставки реакторов для белорусской станции, как идет работа в этом направлении?

Энергомашспецсталь сейчас изготавливает заготовки, первые из этих заготовок начали поступать в Атоммаш, мы находимся в очень такой активной фазе по производству первого корпуса для белорусского реактора. Что касается Энергомашспецстали, хочу отметить, что на сегодняшний момент – это единственное пред- приятие, сертифицированное на поставку заготовки для всех основных мировых производителей оборудования АЭС – это и Росатом, и Alstom, и GE, и Toshiba, и другие.

У Энергомашспецстали каков объем продаж на внеотраслевом рынке?

Мы пока не можем похвастаться большой долей в атомном сегменте – пока она составляет около 20%. Приличный объем заготовки у Энергомашспецстали покупает Турбоатом, который делает турбины не только для атомных станций, но и для гидростанций, тепловых станций. То есть 15% загрузки Энергомашспецстали обеспечивают заказы Турбоатома, все остальное это открытый рынок.

На Энергомашспецстали отлили слиток для реактора ВВЭР-ТОИ, который будет сделан с применением новых материалов. Активно ли предприятия холдинга Атомэнергомаш работают над разработкой новых материалов?

Буквально несколько месяцев назад ЦНИИТМАШ открыл современный центр сварки совместно с компанией Полисуд, тем самым еще раз подтвердив свои высокие компетенции и как материаловедческая организация, и как организация-технолог. Руководители нескольких отраслевых предприятий, в том числе директор ЦНИИТМАШ Алексей Дуб, получили Госпремии за исследования в области создания материалов для продления сроков службы атомных реакторов до 100 лет. Эта разработка значительно опережает достижения многих стран мира, реализующих аналогичные проекты.

Есть ли еще новые проекты в холдинге?

Недавно на Петрозаводскмаше завершили изготовление нового транспортного упаковочного контейнера, сейчас переходим к его испытанию, надеемся, что он покажет свою надежность и эффективность и сможет заменить иностранные контейнеры. Также мы сейчас очень активно занимаемся перспективными проектами станций в Финляндии и Турции. На этих станциях используется проект реакторной установки Гидропресса. И от того, насколько успешно проект пройдет сертификацию в турецком и особенно финском атомных надзорах, зависит, насколько мы хорошо справимся с выполнением этих контрактов.

Есть ли между предприятиями холдинга Атомэнергомаш конкуренция?

Есть, конечно, так или иначе все предприятия друг с другом конкурируют, в каких-то местах они партнеры и союзники, в других конкуренты. Например, в Финляндии очень сложный контракт, требования финского регулятора очень большие, и нам важно сейчас наладить хорошее взаимодействие между Гидропрессом как конструктором и Атоммашем, Петрозаводскмашем, ЗиО-Подольcком – как изготовителями. Чтобы как можно меньше и времени и денег терять на дополнительных согласованиях, пересогласованиях конструкторских или технических решений для производства оборудования. В этом смысле контракт в Финляндии будет для холдинга показательным, от того, насколько мы командно сможем сработать, зависит и общий успех. Здесь важно, чтобы с самого первого этапа шли вместе и изготовитель, и конструктор.

Прошедшие 3 года часто говорилось о снижении стоимости продукции холдинга за счет демонополизации рынка и создания альтернативных поставщиков. Но сейчас холдинг АЭМ стал единственным крупнейшим поставщиком оборудования для атомной отрасли – можно сказать монополистом. Приведет ли это к увеличению стоимости на продукцию?

Цену определяет рынок, у нас практически нет монополистов ни в одном переделе. Возможно, только Гидропресс можно назвать монополистом, но по всем остальным позициям мы не монополисты. Все контракты, которые выполняют предприятия холдинга, выигрываются на конкурсах в конкурентной борьбе. Конкурсы же определяют и цену. Я скажу проще, если раньше атомная отрасль зависела от изготовителей отдельных единиц оборудования, то сейчас на каждую позицию есть конкуренция, это означает, что есть выбор. Сегодня атомная отрасль не зависит от изготовителей оборудования.